?

Log in

 
 
22 November 2014 @ 09:26 pm
Перевод Face Value (Пролог и Глава 1)  

В течених следующих нескольких недель (а может и раньше, если кто-нибудь обьяснит мне как копировать текст из ворда жж не искажая форматирования) я собираюсь выкладывать перевод рассказа Face Value от Унны Маккормак из официального сборника Prophecy and Change. Этот рассказ содержит спойлеры и описанные в нем события происходят в последних нескольких эпизода заключительного сезона ДС9. Перевод полностью завершен, я буду выкладывать по главе самое позднее раз в трое суток.

P.S. Качество перевода далеко от идеального, и если у вас есть какие-нибудь замечания, посылайте их в приват и я их с радостью рассмотрю.

За чистую монету

prologue

Пролог

С каждой минутой цель их путешествия становилась все ближе и ближе...

Много лет назад, по возвращении с одного из ее первых заданий, между Кирой и
Треларом состоялся серьезный разговор. В то время они скрывались в горах - земля вокруг промерзла и казалась абсолютно безжизненной, и Трелар, невзирая не непрекращающийся зимний ливень, упрямо пытался развести костер.
То, что ты сегодня сделала, было непростительно жестоко,” тихо сказал он,отрываясь от своего занятия и смеряя Киру пронзительным взглядом своих темных глаз:“Это было мерзко. В следующий раз просто убей их сразу.”

Гарак подошел и встал рядом:

- Скоро мы выйдем на орбиту планеты. - объявил он, и она явственно различила дрожь в его голосе – причудливое сочетание волнения и предвкушения...


Тогда Кира представляла собой бледного и вечно голодного подростка, чьей единственной опорой была ненависть. Тем утром она запрокинула врагу голову и заставила его взглянуть ей в глаза, прежде чем прикончить его ножом. Победа опьянила ее, адреналин по-прежнему бурлил в венах, но слова Трелара вернули ее к суровой действительности. Он был хорошим человеком, человеком, которым она восхищалась. Мысль о том, что она его разочаровала, была невыносимой, и она постаралась скрыть стыд под маской гнева: “Кардассианцы не жалеют нас,” ощетинилась Кира: “Пускай они увидят лицо своего палача. Пускай последнее, что они видят перед смертью, будет баджорское лицо.”

Взад и вперед вышагивал Дамар - солдат до мозга костей,кардассианец с головы до пят…

“Оставь девчонку в покое, Трелар,” вступился за нее подошедший сзади Фьюрел.Он заботливо погладил Киру по мокрой голове своей огромной ручищей: “Не всем суждено быть философами, сам понимаешь. С своей задачей она справилась прекрасно.” От такой похвалы Кира залилась краской, и лицо Фьюрела расплылось в широкой ухмылке. Трелар ничего не ответил; он отвернулся и возобновил свои попытки высечь искру на влажный хворост. Кира не отрывала от него глаз, наблюдая как капли дождя падали на его темные волосы и стекали по впалым щекам. Он был тихим человеком, который убивал одним выверенным движением. В другой жизни, в другом мире, он мог бы стать учителем, ученым, или священником.

“Меня тревожит наше будущее,” наконец сказал он вполголоса; а уже в следующее мгновение ярко вспыхнуло пламя, и им наконец выпал шанс высушить одежду, согреться самим, и приготовить пищу. Они упивались обществом друг друга, они радовались тому, что все еще числились среди живых.Только Трелар не проронил ни слова за весь остаток вечера. Все время пока другие травили свои обычные байки и плоские шутки, она ощущала на себе его взгляд. Взгляд его был вопрошающий, вызывающий даже – но она не смела его встретить. На следующее утро, перед тем как они выдвинулись на юг, он отдал ей половину своего завтрака – в качестве извинения. Они никогда не позволяли себе долго хранить обиды.В противном случае, существовал риск, что шанс помириться навсегда уйдет в могилу вместе с обидчиком.

Скоро Кира лишилась былой страсти к кровопролитию, но она никогда не утратила жажды справедливости. И она пообещала ребенку, которым она однажды была, что никогда не забудет, через что она прошла, чтобы преодолеть свой страх. Помни, Нерис. Помни. Ты никогда не боялась взглянуть врагу в глаза.

Тем не менее, сейчас она мысленно поблагодарила Пророков, что на кораблях джем`хадар обзорные экраны были не предусмотрены. Как бы она не старалась ободрить себя, правда заключалась в том, сама мысль о конечном пункте их путешествия заставляла ее нервничать. Ее совсем не прельщала идея увидеть собственным глазами планету...

- Кардассия, - благоговейным шепотом произнес Гарак, словно читая особенную, свою собственную молитву. – Она все так же прекрасна, как я ее запомнил. - даже сквозь стекло гарнитуры, она могла явственно различить блеск в его глазах, как если бы он только что обрел давно потерянного друга.

Следом за ним заговорил Дамар – вернее, разразился пафосным монологом о том, как для него планета не обретет былой красоты, пока не будет освобождена от гнета Доминиона. Она пропустила его слова мимо ушей.


Кардассианцы, подумала она. Они ничего не могут сделать, предварительно не выступив с речью. И хотя она старалась не обращать на его слова внимания, раздутое самомнение Дамара действовало ей на нервы. Она не преминула напомнить ему, что они все сильно рисковали, доверившись ему и согласившись на встречу с гал Ривоком на Кардассии. Сколько бы солдат им не сулил союз с Ривоком, на Дамара по-прежнему велась охота, а его имя было у всех на устах. Успех партизанской войны целиком зависел от скрытности, а присутствие Дамара выдавало их не хуже сигнальной ракеты. Затем, к собственному стыду, она высказала мысль, что ей следует остаться на корабле. И вправду, на что еще может рассчитывать баджорка среди кардассианцев кроме как посеять семена раздора? Ответ Дамара был краток и полон презрения, и Кира в глубине души знала, что иного она и не заслуживала. В конце-концов, сейчас она представляла не Бэйджор, а Федерациию. Однако, она сомневалась, что на планете найдется хоть один кардассианец в состоянии отвлечься от ее ребристого носа и заметить форму Звездного Флота. Кардассианцы и баджорцы. Они были заклятыми врагами на протяжении десятилетий, они оставались врагами и сейчас, и они никогда не перестанут ими быть. Некоторым вещам никогда не суждено измениться. Ты никогда не боялась взглянуть своим врагам в глаза, Нерис….

Корабль вышел на орбиту, и транспортерная доложила о готовности отправить их на встречу с Ривоком. Кира покинула мостик вместе с Гараком и Дамаром, и приготовилась встретить Кардассию лицом к лицу.

conspiracy
Глава Первая

Кира подумала, что ночь на Кардассии Прайм наступила слишком уж неожиданно – только что улицы города были залиты резким, режущим глаз заревом чужого солнца, и вот внезапно, словно кто-то щелкнул выключателем, свет угас. На мгновение мегаполис погрузился в кромешную темноту, а уже в следующую секунду зажглись уличные фонари; их яркие лучи выхватили из темноты каждый бульвар, каждый переулок.

Это был город, в котором ничто не оставалось незамеченным. Город, спрятаться в котором было практически невозможно. Кира осторожно пошевелилась, чтобы размять затекшую руку, и тихо вздохнула, окидывая взглядом реку. С того злополучного дня, как Ривок заманил их в ловушку на Кардассии Прайм, прошла всего неделя. За это время движение сопротивления, на пике своего могущества насчитывавшее тысячи солдат и распологавшее кораблями во всех уголках империи, сократилась до трех человек, боящихся лишний раз высунуть нос из подвала средь бела дня.
Будущее Кардассии, горько подумала Кира, находится в руках пьяницы, портного, и баджорки. Воистину, судьба играет с нами злые шутки.

Она прислонилась затылком к стене, борясь с искушением смахнуть рукой выступивший на лбу пот. С наступлением темноты температура практически не менялась, а воздух оставался сухим и горячим. Время от времени порывы обжигающего ветра хлестали пыль ей в лицо. Даже открывавшийся вид на реку не приносил облегчения. Здешние воды представляли собой густую темно-коричневую жижу, и даже лениво ползущие вниз по течению баржи не могли разнообразить этот пейзаж. Воспоминания о Бэйджоре, его прохладных зеленых долинах и ледяных ручьях, запахе цветущих деревьев моба так и лезли ей в голову...

Ну же, Нерис! Соберись! Сейчас не время и не место витать в облаках!

Она вновь огляделась, из всех сил стараясь оставаться начеку. Это была грязная и запущенная часть города, вплотную граничищая с речными доками. Длинная череда фонарей, установленных вдоль набережной, повторяла изгибы реки и тянулась к лежащему вдалеке ярким пятном порту, попутно отбрасывая тусклый бледный свет на мост, являвшийся объектом ее наблюдения. Завтра ей с Гараком предстояло встретиться на этом самом мосту с торговцем оружием, по совместительству ее старым знакомым с времен Оккупации. Кира знала, что он прибыл на Кардассию Прайм до прихода Доминиона, но не ожидала застать его на планете. Не рассчитывая на удачу, она на всякий случай решила связаться с ним – и была щедро вознаграждена, когда впервые за долгое время услышала дружеский голос. Она улыбнулась, вспомнив как непринужденно звучал он по коммуникатору, словно речь шла о совместном походе в ресторан. Он всегда был легок на подъем. Все, что пожелаешь, Нерис. Нет проблем, Нерис. Приди и мы все исправим, Нерис.

С торжествующим видом она поделилась новостями с Гараком и Дамаром. Оружие? Вам нужно оружие? Можете считать, что оно уже у вас в кармане!

Гарака, однако, такой подход не удовлетворил.

- Простите, коммандер, - тактично пробормотал он. - но если портное ремесло меня чему-то и научило, так это тому, что сделку нельзя заключать без соответствующей... подготовки.

Намек Гарака на то, что ее другу – а заодно и ее интуиции - нельзя доверять, Кире не понравился, но в глубине души она понимала, что кардассианец прав. Они должны были убедиться, что за назначенным местом встречи никто не следит. Именно поэтому они пришли сюда на день раньше и затаились в узком проходе между двумя заброшенными складами, наблюдая за мостом и, в случае Киры, изнемогая от зноя. Гарак, казалось, хорошо знал это место и устроился достаточно удобно. Кира бросила на него короткий взгляд. За прошедший час он ни разу не пошевелился и не сказал ни слова; он просто сидел рядом, подтянув колени к подбородку и сложив руки, не сводя глаз с реки и моста, взирая на происходящее с невозмутимым терпением ящерицы.


Еще не поздно повернуть назад...Она отогнала эту мысль прочь, едва она пришла ей в голову. В их убежище было прохладнее, но идти туда без Гарака означало бы остаться наедине с Дамаром. Она предпочла страдать от жары. Она подняла глаза к темно-голубому небу, усеянному незнакомыми созвездиями, и вздохнула.

- Я не понимаю, почему ты так сильно об этом беспокоишься. – наконец сказала она, стараясь не повышать голос.

Гарак ничего не ответил.

- Я знаю Эстала Вилара многие годы, мы с ним выросли вместе в Сингхе.
Даже умудрялись вместе играть, подумала она, хотя одним Пророкам известно, как тяжело приходилось детям в лагерях.

По-прежнему никакого ответа, хотя на этот раз он одарил ее ледяным взглядом.

- Он был регулярным поставщиком оружия для ячейки Шакаара. И он ни разу нас не подвел. Он бы ни за что не согласился меня предать, Гарак.

При этих словах Гарак слегка зашевелился, медленно потянулся, а затем снова принял исходнее положение.

- Будьте добры, коммандер, уважьте мою прихоть еще ненадолго, - заговорил он.- Есть вещи, которые я отказываюсь делать из принципа, и данный случай – один из них. Я не готов довериться торговцу оружием, которого я никогда прежде в жизни не видел. Если хотите, - добавил он с лукавым взором. - вы можете вернуться в наше убежище и
оставить меня наедине с моей паранойей. Уверен, Дамар будет рад вашему обществу.

- Нет уж, спасибо, - вырвалось у нее, и она тут же мысленно выругала себя за свою прямолинейность. Она с показным интересом уставилась на реку, наблюдая за тем, как лунный свет дробится и отражается на воде. Ее слова повисли тяжелым грузом между ними в воздухе.

Гарак выбил дробь пальцем по своей руке.

- Порой, коммандер, - наконец произнес он сдержанным, размеренным тоном. - как вы сами прекрасно знаете, чтобы добиться результатов необходимо отложить в сторону личную неприязнь.

Она стремительно повернулась к нему, но Гарак и ухом не повел, продолжая сидеть неподвижно и терпеливо разглядывая реку.

- Мне от
тебя меньше всего нужна лекция о высшем благе…

- Лекция, может, и ни к чему, но небольшое напоминание не повредит. – он по-прежнему разглядывал реку. - Вы - не единственная, кто затаил обиду на нашего драгоценного лидера, коммандер. Но в данный момент мы должны отложить эти мысли в сторону.


Зиял. Он имеет в виду Зиял…

Она попыталась проследить его взгляд, но ее глазам не на чем было зацепиться. Она не смела поднимать тему Зиял здесь и сейчас. В противном случае, по возвращении в подвал она, скорее всего, набросилась бы на Дамара и заставила бы его заплатить за убийство несчастной девочки, ее подруги…

Она потянулась и решительно поднялась на ноги. - Мы пробыли здесь достаточно.

- Напротив…

- Довольно, Гарак. – отрезала она, прежде чем тот успел вставить еще хоть одно слово. Он изогнул надглазный гребень. Она сделала глубокий вдох обжигающего горло воздуха, и вытерла пот с лба, лица, и затылка. Эти действия доставили ей облегчение. – Скоро начнется комендантский час. – сказала она и натянула капюшон на лицо. – А мы и без того выглядим подозрительно.

Он пожал плечами, словно его это не сильно волновало, и тоже поднялся.

– Что ж, ладно. В таком случае, пошли.

Он зашагал впереди, а она двинулась за ним следом в темноту.

- Насчет собственной безопасности не беспокойтесь. – вкрадчиво добавил он. Он был повернут к ней спиной, и она не могла видеть его лицо. – Я бродил в этом городе после комендантского часа, когда вас еще на свете не было.